5 1 1 1 1 1 Rating 5.00 (1 Vote)
Алкогольный бред ревности

Затрагивая проблему взаимоотношений между алкоголизмом и сексуальной патологией, нельзя пройти мимо вопроса об алкогольном бреде ревности. Удельный вес этой клинической формы среди психозов алкогольной этиологии является довольно серьезным, причем следует отметить его стабильность на протяжении многих лет по данным различных авторов в ряде стран.

Так, если Ф. Е. Рыбаков в статистическом отчете о деятельности психиатрической клиники им. Корсакова за 1913 год указывал, что количество больных с алкогольным бредом ревности составило 10% к общему числу больных алкогольными психозами, прошедших через клинику за указанный выше период, то уже в наши дни итальянский исследователь Чиконьяни на материале деятельности психиатрической больницы св. Марии в Имоле назвал сходные цифровые соотношения (9,2%).

Хотя бред ревности встречается и в клинических рамках других нозологических форм, все же он является наиболее характерным для психозов алкогольной этиологии. Не случайно В, П. Сербский назвал бред ревности родимым пятном алкоголизма. Вместе с тем в литературе неоднократно высказывались мнения о том, что возникновению бреда ревности благоприятствует сочетание алкоголизма с некоторыми добавочными факторами так, например, особенно часто развивается бред ревности у психопатов-резонеров после того, как алкоголизм приводит к характерному типу деградации.

Так, Бонгеффер и Вольфенсбергер придавали основное значение в причинах бреда ревности не алкоголизму, а конституциональному фактору. Напротив, во французской литературе наблюдаются тенденции поставить формирование бреда ревности в непосредственную связь с такими расстройствами бесспорно алкогольного генеза, как импотенция (в изданном томе французской Медико-хирургической энциклопедии даже содержится формулировка, в которой понятия алкогольного бреда ревности и импотенции рассматриваются в качестве идентичных).

Такая упрощающая постановка вопроса является совершенно неоправданной. Импотенция имеет место далеко не у всех алкоголиков, страдающих бредом ревности. Но и в тех случаях, где оба названных расстройства совпадают, одно из них не может быть механически выведено из другого.

Проблема алкогольного бреда ревности представляет большую сложность, и даже такие ее практические моменты, как клиническая квалификация и диагностика, связаны со многими трудностями. Кататимное содержание идей ревности, их близость к самым интимным переживаниям личности, делают затруднительным отграничение не только бредовых от сверхценных идей, но и в ряде случаев даже дифференцировку между патологической и обычной ревностью.

Разновидности алкогольного бреда

В литературе, как отечественной, так и зарубежной, встречаются указания на неоднородность алкогольного бреда ревности и предпринимались попытки выделения отдельных его разновидностей. Исследователь Г. Н. Соцевич, специально занимавшаяся этим вопросом, построила систематизацию алкогольного бреда ревности с учетом не только роли добавочных факторов, но также особенностей и стадии развития основного заболевания. Ею выделены в рамках алкогольного бреда ревности три группы. Для первой из них характерны нестойкие идеи ревности, возникающие в периоде формирования синдрома похмелья или на этапе утяжеления заболевания.

Идеи ревности у этой группы больных не занимают доминирующего места в клинической картине, не обнаруживают тенденции к систематизации и к генерализации. Известную роль в их возникновении играют и психогенные факторы (случайное стечение обстоятельств, могущее дать повод для ревнивых подозрений, разговоры на соответствующую тему, подшучивание со стороны окружающих и т. п.). При этой форме благоприятные результаты приносит уже активное проведение дезинтоксикационной терапии (с применением тиосульфата натрия, дикаптола, массивных доз витаминов), в сочетании с психотерапией. Как правило, в ходе лечения здесь наблюдается параллелизм между общим улучшением соматовегетативного состояния и обратным развитием идей ревности.

Вторая разновидность характеризуется очерченным паранойяльным синдромом, в структуре которого бред ревности носит первичный характер, не связанный с психогенными факторами. Происходит постепенное развитие от рудиментарных бредовых идей к систематизированному бреду с соответствующей последнему окраской в интерпретации реальных фактов. В дальнейшем подвергаются ретроспективному пересмотру в бредовом плане и события прошлого. В некоторых случаях отмечаются и галлюцинаторные феномены, однако, они носят характер эпизодов и не накладывают заметного отпечатка на структуру бреда.

Продуктивная психопатологическая симптоматика развертывается на фоне выраженных изменений личности с чертами расторможенности, снижением критики и резкими колебаниями в поведении от злобной агрессии до проявлений слабодушия со слезливым раскаянием. Этот вариант бреда ревности сохраняет свою структуру на всем протяжении заболевания и не переходит в другие формы алкогольных психозов. Лечение должно осуществляться в форме курсового применения нейролептических средств, среди которых наиболее целесообразным является применение стелазина. Возможно и комбинированное лечение, с сочетанием инсулинотерапии и нейролептиков.

Для третьей разновидности алкогольного бреда ревности характерно возникновение последнего на фоне измененного состояния сознания типа делирия или иного острого алкогольного психоза, по выходе из которого возникшие на высоте его идеи ревности сохраняют стойкость в течение более или менее длительного времени по механизмам резидуарного бреда. Эта форма бреда ревности обычно развивается на фоне алкогольной энцефалопатии у лиц, в прошлом переносивших белую горячку и обнаруживающих общие явления органического снижения, при нерезкой выраженности типичных для алкоголизма черт.

Обратимся к другой стороне рассматриваемой проблемы. В литературе можно встретить ряд попыток установления связи генеза алкоголизма с эндокринной недостаточностью. В частности, некоторыми авторами развивались концепции о роли в возникновении влечения к алкоголю отклонений в деятельности той части эндокринного аппарата, которая имеет непосредственное отношение к сексуальной сфере.

С целью проверку этих гипотез М. Блейлер и его сотрудник Дурер подвергли анамнестическому и клиническому изучению 118 алкоголиков. Независимо от упомянутых авторов аналогичное исследование провел у 50 алкоголиков Дитхельм (США). В общей сложности у 42% исследованных названными авторами алкоголиков было установлено наличие в анамнезе более или менее выраженных эндокринных нарушений. М. Блейлер, не располагая данными о соответствующих цифровых соотношениях среди населения, все же высказывает предположение, что и у основной массы алкоголиков, находящейся вне стен лечебных учреждений, легкие эндокринные нарушения встречаются почти так же часто, как и среди неалкоголиков с расстройствами влечения (жажда, сексуальность) и с расстройствами настроения.

По мнению М. Блейлера, для возникновения влечения к алкоголю особое значение имеет субъективное переживание таких эндокринных аномалий как инфантализм, мужская стигматизация женщин и др. например, инфантильные алкоголики оказываются боязливыми, неуверенными в себе, с лабильным настроением, преувеличенно зависимыми от родителей и партнеров в браке, а алкогольные эксцессы означают для них способ преодоления страха и робости в общении с другими, средство, помогающее разыгрывать перед собой и другими большую мужественность.

medlibera.ru